Министерство спорта и туризма Республики Беларусь
Одно окно
220030, г. Минск, ул. Кирова, 8, кор. 2
факс: 327-76-22; канцелярия: 226-10-33
e-mail: info@mst.gov.by
Главная / СМИ о нас

Слышал хруст

 
На чемпионате мира по борьбе, который проходит в эти дни в Будапеште, наши спортсмены уже завоевали три медали. Али Шабанов стал бронзовым призером, Залина Сидакова — серебряным, еще одно серебро завоевал Иван Янковский. 

Для Ивана эта награда стала особенной по нескольким причинам. Во-первых, потому что в богатой медальной коллекции одного из многолетних лидеров нашей сборной по вольной борьбе трофеев с чемпионатов мира до этого не было. А во-вторых, потому что практически весь прошлый год Янковский провел вне борцовского ковра — восстанавливался после травмы. 

Сам же борец о завоеванной награде говорит так: «Небольшой осадок есть, последнюю схватку на турнире проиграл. Но в целом доволен. Очень долго шел к этому достижению и рад, что в этот раз все получилось».


— Иван, на пути к финалу вы щелкали соперников как орешки: сначала победили корейца со счетом 7:0, потом монгола — 10:0, а в полуфинале и японца — 11:0. Что не получилось в схватке за золото против американца Кокса?

— Этот финал был первым для меня на чемпионатах мира. Немного волновался, но это не помешало: когда вышел на ковер, от волнения не осталось и следа. Кокс — сложный соперник, бронзовый призер Олимпийских игр в Рио и прошлого чемпионата мира. Очень подвижный. У нас была тактическая борьба, можно сказать, бодались на ковре. Ни у него, ни у меня толком не получилось ничего сделать. Но, по оценкам судей, он победил.

— Эта серебряная медаль — первый серьезный успех после травмы, которую вы получили на отборочном турнире к Олимпийским играм. И из-за которой на год выбыли из борьбы.

— Травму получил перед самым турниром в Турции — последним, на котором разыгрывались олимпийские лицензии. Чтобы получить путевку на Игры, надо было занять на нем первое или второе место. Мы прилетели в Турцию за день до взвешивания, и, когда пришли на тренировку, увидели, что маты в зале постелены очень плохо — между ними дыры. Начали работать, и, когда я проводил прием, нога как раз и попала в щель между матами. Услышал хруст — порвался мениск. Колено оказалось будто заблокировано, не мог согнуть ногу больше чем на 90 градусов. Но все равно выступил и стал третьим — совсем немного не хватило, чтобы завоевать лицензию.

— Наверняка было обидно...

— Не то слово. Это был очень сложный период. Я настраивался на Олимпиаду. Это были не просто мечты, а реальные шансы. В итоге смотрел соревнования по телевизору. Следил за всеми интересными схватками, наслаждался борьбой и, конечно, болел и переживал за наших ребят.

— Разрыв мениска не первая серьезная травма в вашей карьере. После чемпионата Европы 2014 года, где вы выиграли бронзу, будто напасть случилась: сначала разрыв мышц бедра, потом боковых связок колена... В такие моменты не было мыслей закончить карьеру?

— Да, травм полно. И сейчас мелких повреждений хватает, иногда старые всплывают. Мысли закончить были. Думал после Олимпиады в Рио остановиться. После того турнира, на котором получил травму, сделал операцию на колене. Вроде несложная, но даже спустя четыре месяца колено болело так, что не мог ходить больше 15 минут. Тогда решил: необходима пауза. Взял перерыв на лечение, стал смотреть за динамикой восстановления. Месяца три занимался в зале, ходил на восстановительные процедуры. Через какое-то время смотрю: вроде все неплохо. И до сих пор особо не беспокоит колено. Поэтому решил, что попробую побороться еще. Начиная с января стал полноценно тренироваться, не пропустил ни одного сбора. Поехал на чемпионат Европы, но там не сложилось — проиграл в первой схватке. Возможно, на результатах сказался долгий перерыв. Я неуютно чувствовал себя на соревнованиях, был неуверен в себе. Казалось, что заново все начинал.

— Чему еще получилось уделить время за год, в котором не было постоянных сборов и разъездов?

— Провел его дома, наслаждался семейной жизнью. Мы, спортсмены, дома ведь почти не бываем. Поэтому получил огромное удовольствие от того, что видел, как растет сын. Это просто огромная радость. Сейчас в нашей семье родился второй сын, ему всего три месяца. Так что и теперь, когда вернулся в борьбу, стараюсь больше внимания уделять семье.

— Вернувшись, вы сменили весовую категорию: из олимпийских 97 килограммов в неолимпийские 92. Почему?

— Эта весовая категория больше мне подходит: у меня небольшой вес — 94 килограмма максимум. А набрать сложно, организм будто сопротивляется. Но надо снова подниматься в олимпийскую категорию. Иначе на Игры не попадешь.

— В следующем году на чемпионате мира начнется новый розыгрыш олимпийских лицензий. А кроме этого турнира, в календаре еще чемпионат Европы и Европейские игры в Минске.

— Европейские игры — это соревнования, в которых, конечно, очень хочется принять участие. Такие масштабные турниры высокого уровня дома проходят, наверное, один раз в жизни. Но и лицензионный чемпионат мира тоже очень важен.

— То есть вы всерьез намерены брать курс на Токио?


— Безусловно. Буду стремиться отобраться на эти Олимпийские игры. У нас в стране в весовой категории до 97 килограммов сейчас хорошая конкуренция, поэтому нужно постараться, чтобы завоевать место в составе сборной. Александр Гуштын и Денис Хроменков — хорошие молодые ребята, которые показывают высокие результаты. Так что поборемся!


Татьяна ПАСТУШЕНКО, "Советская Белорусская"
Фото Владимира ШЛАПАКА